Телефон горячей линии по коронавирусу для онкобольных: 8-800-444-31-02


Выжить назло. Как болезнь и предательство мужа научили Наталью ценить себя

Выжить назло. Как болезнь и предательство мужа научили Наталью ценить себя

Сентябрь — месяц осведомленности о раке крови. Раньше этот диагноз считался практически приговором. Сейчас — хорошо поддается лечению в любом возрасте. Тем не менее, болезнь — это всегда испытание и проверка. Причем как самого человека, так и его окружения. Фонд борьбы с лейкемией познакомил нас с Натальей, мамой четверых детей, рассказавшей свою непростую историю борьбы с болезнью и с самым, казалось бы, близким человеком — мужем.
 0 •
  0
09.09.2020
Наталья. Фото из личного архива

«Я жила в постоянном стрессе»

Это было наваждение. Я была в разводе, с двумя детьми — и вдруг влюбилась и снова вышла замуж. Я занимала руководящую должность, но, несмотря на нагрузку, старалась успевать все. Муж не работал, а я не давила. Казалось, сейчас сложный период закончится и начнется другой. У нас родилась дочь, но мой мужчина продолжал сидеть у меня на шее. Я сдалась: закрыла свой бизнес, взяла все, что успела заработать, и купила загородный дом. Тогда я надеялась, что если он станет заниматься ремонтом, огородом, то мы наконец-то станем настоящей семьей. Однако начались другие трудности.

Переехав загород, мы, вместе с остальными жителями СНТ, узнали, что оказались обманутыми дольщиками: все постройки шли под снос. Мне пришлось брать на себя ответственность за все 123 участка — я стала председателем СНТ и ввязалась в мучительные бюрократические проволочки.

Я отстаивала право на имущество более сотни людей, занималась нашим бытом, ухаживала за тремя детьми. Жила в нечеловеческих условиях, в постоянном стрессе. В таком состоянии я забеременела четвертым ребенком и родила его буквально с телефоном в руках — переговоры, решения, документы. Я понимала, что если хотя бы на час отключусь — все сделанное может рухнуть в один миг. Я рисковала оставить своих детей без жилья.

«Не смогла встать с кровати»

Еще во время беременности у меня стала постоянно болеть спина. После родов боли не ушли. Однажды я не смогла выйти из машины. Тогда я подумала: четверо детей, вот, видимо, и «нарожалась».

На МРТ врач сказал, что позвоночник чист, а вот лимфоузлы в забрюшинном пространстве его пугают. Пришлось лечь в больницу на пункцию. Когда я пришла в себя после операции, боль была невыносимая. Мужа рядом не было. Друзья нашли для меня сиделку. Через несколько больничных дней, поздно вечером, я вдруг почувствовала сильную тревогу. Двое старших сыновей были в гостях у своего отца, а муж оставался дома с малышами. Я как в клетке металась по больничной кровати — вся в трубках, капельницах и проводах. Муж не отвечал на звонки, мне пришлось беспокоить соседей. Когда они зашли в дом, то увидели полыхающее пламя на плите, ползающих по полу детей, которые пытаются выбраться из дыма, и моего мужа, спящего без задних ног на диване. Мне хотелось вырвать из себя все эти провода и бегом по снегу бежать из больницы к дому, спасать своих малышей. Но я не смогла даже встать с кровати.

Младшие дети Натальи. Фото из личного архива


«Приходилось просто терпеть»

На седьмой день после операции был назначен суд по нашим землям. Под огромной дозой обезболивающего меня привезли на заседание. Мои старания дали результат — мы выиграли!

Я вернулась из суда в больницу, а на следующий день пришел результат гистологии: лимфома — рак крови. Пока я лечилась, моими детьми и домом занимались соседи и друзья. Старшие сыновья, которым на тот момент было 15 и 10 лет в одну секунду стали взрослыми мужчинами. В течение года меня госпитализировали каждый месяц на две-три недели. Я не работала. Нужно было кормить четверых детей и покупать лекарства. Муж не делал ничего. За год он приехал ко мне в больницу дважды.

Все имущество, которое у меня было, я сразу записала на детей. Но я понимала, что сейчас не могу развестись — начнутся угрозы и шантаж. Приходилось просто терпеть.

«Слишком хотела домой»

Врачи решили, что мне стоит пройти аутоиммунную пересадку стволовых клеток. Стимуляция лейкоцитов давала такие боли в костях, что я выла. Меня предупредили: если выработанных лейкоцитов не хватит, то процедуру придется повторить. Я испугалась так, что от страха «выдала» им лейкоцитов в четыре раза больше, чем нужно. Мне сделали пересадку, и я оказалась в закрытом боксе. Почти две недели я провела тет-а-тет со своим страхом. У меня было время подумать.

На одиннадцатый день показатели крови восстановились. Такое бывает очень редко. Но я, видимо, слишком сильно хотела домой. Врачи спросили у меня: «Как вы думаете, почему вы так быстро восстановились?» И я на полном серьезе ответила: «Назло!»

Наталья. Фото из личного архива


«Мне нужно было время»

После лечения из больницы я «выкатилась» весом в 120 кг. Лысая, некрасивая, полный инвалид, который плохо видит, слабо ходит и очень медленно соображает. Но главное — живая.

Во время лечения я продумала весь план — как буду разводиться, кто мне в этом поможет, как я буду воспитывать детей. Но сначала мне нужно было набраться сил. Я не стояла на ногах, а борьба предстояла не из легких. Я заново училась есть, ходить, читать, водить машину.

И вот когда я поняла, что стала самой собой, — подала на развод. В суде муж пытался доказать, что я умирающая нищая и не в состоянии заботиться о детях. Он пытался выселить меня из собственного дома. Я зашла в зал суда с охраной, в мехах, держа в руках ключи от очень дорогой (правда, арендованной) машины. Судья взглянула на меня и спросила: «Это она умирающая?!» Больше вопросов ко мне не было.

Чтобы дышала

Уже два года мы с детьми живем впятером. Нам не страшно, мы счастливы. Я в ремиссии и знаю, что болезнь может вернуться, но не думаю об этом. Я продолжаю быть председателем СНТ и работаю в районной администрации. Еще до второго брака я десять лет была руководителем отдела по работе с болельщиками хоккейного клуба «Динамо- Москва». В мире хоккея я была очень известным человеком. Когда случилась беда, люди из этой, моей прошлой спортивной жизни, встали за меня горой. Однажды я приехала на матч после химиотерапии — лысая, толстая, в шапочке, ребята растянули на полсектора баннер «Наташа, держись, мы с тобой!»

Я упала на колени и расплакалась. От мужа этих слов я не услышала ни разу.
Наталья с детьми. Фото из личного архива

Я до сих пор не понимаю, как смогла пройти все это. Нельзя убивать свою жизнь и здоровье ради тех, кто от тебя что-то требует и ничего не дает взамен. Сейчас со мной мои дети, мои друзья. Им от меня нужно только одно: чтобы я дышала, чтобы я жила.

Поддержать тех, кто лечится от рака крови сейчас, можно тут.

Источник: goodhouse.ru

Авторы:
Журналист

Участники:
Некоммерческая организация (НКО)

Понравилась статья?
Поддержите нашу работу!
ToBeWell
Это социально-благотворительный проект, который работает за счет пожертвований неравнодушных граждан и наших партнеров
Подпишись на рассылку лучших статей
Будь в курсе всех событий
Комментарии для сайта Cackle

Партнеры

Все партнеры