Телефон горячей линии по коронавирусу для онкобольных: 8-800-444-31-02


Рак молочной железы — самое частое онкологическое заболевание у женщин. Как его диагностируют и лечат?

Рак молочной железы — самое частое онкологическое заболевание у женщин. Как его диагностируют и лечат?

Каждый год больше двух миллионов женщин во всем мире сталкиваются с раком молочной железы. Вместе с Европейским медицинским центром разбираемся, как определяют стадию болезни, кому может быть показана органосохраняющая операция и как генетические тесты помогают врачам корректировать терапию.
 652 •
  0
04.06.2020

Как можно обнаружить рак молочной железы?

Бессимптомный рак может показать маммография — рентгеновский снимок молочной железы. Это скрининговый метод, который женщинам советуют делать раз в два года начиная с 50 лет. Маммографию также используют и для уточнения диагноза, когда женщина приходит к врачу уже с симптомами. Среди них: уплотнение или боль в груди, изменение ее формы или размера, покраснения или шелушения кожи, увеличенные лимфоузлы под мышкой, втянутый сосок или выделения из него.

Стоит ли вместо маммографии идти на УЗИ?

Нет, не стоит. УЗИ может только помочь в определении типа уплотнения (например, доброкачественное оно или нет), которое нащупывается при физическом обследовании или найдено на маммографии. А вот МРТ молочных желез могут проводить молодым женщинам в качестве скрининга, если у них повышен риск рака молочной железы. Чтобы оценить его, врач может спросить про личную и семейную историю рака молочной железы, яичников, маточных труб или брюшины, проверить наличие наследственных мутаций (например, BRCA), а также уточнить, проводили ли пациентке лучевую терапию грудной клетки в возрасте от 10 до 30 лет. Для женщин не из групп риска пользу скрининга с помощью МРТ в данный момент изучают.

Во время маммографии нашли подозрительное уплотнение. Что будет дальше?

Врачи проведут дополнительные исследования, например УЗИ молочной железы, посоветуют выполнить биопсию, чтобы уточнить диагноз. При биопсии врач тонкой иглой берет образец ткани из уплотнения. Процедуру проводят под местной анестезией, а в некоторых случаях под контролем УЗИ, МРТ или рентгена (если врачу сложно нащупать и понять расположение подозрительного образования).

«После проведения биопсии клетки опухоли можно сразу проверить на наличие белков эстрогенового и прогестеронового рецепторов и количество белка HER2 (второй рецептор фактора роста эпидермиса)», — рассказывает руководитель Института онкологии Европейского медицинского центра, онколог Мануэль Руис-Эчарри. В зависимости от результата этих анализов пациентке могут предлагать разные типы лечения. Кроме этого, существуют генетические платформы, которые позволяют оценивать редкие мутации в опухолевой ткани (для этого проводят полное секвенирование генома опухоли). Иногда это помогает найти мутацию, для которой уже есть конкретное лекарство. Но пока такой метод чаще используют, только когда опухоль не отвечает на стандартное лечение. Мануэль Руис-Эчарри говорит, что до 10% случаев заболевания раком молочной железы происходят из-за наследственных поломок в генах BRCA. Женщинам стоит проводить анализ на выявление этих мутаций, но не только из-за возможной корректировки лечения. Генные мутации могут свидетельствовать о высоком риске развития рака молочной железы и рака яичников у близких родственников пациентки (дочери или сестры), осведомленность и ранний скрининг (а при необходимости и лечение) помогают эти риски снизить. В Европейском медицинском центре врачи рекомендуют генетический анализ родным женщины, если у нее были выявлены мутации гена BRCA.

Кроме этого, для оценки риска рецидивов и подбора индивидуального лечения в некоторых случаях могут использовать генетические тесты, например Oncotype DX. При этом оценивают ряд генов опухоли. Такое исследование могут рекомендовать женщинам с положительным статусом гормональных рецепторов и отрицательным HER2-статусом. Этот тест может предсказать, вернется ли рак молочной железы через 10 лет, другие исследования помогают определиться с необходимостью химиотерапии на ранних стадиях.

Как определяют стадию рака?

Для этого специалист обычно оценивает размер первичной опухоли, распространилась ли она на подмышечные лимфатические узлы и есть ли метастазы в отдаленных органах (например, в легком или печени). Но, помимо анатомии, сегодня также учитываются биологические свойства опухоли — ее агрессивность.

«Состояние лимфоузлов при раке молочной железы — очень важный показатель, который помогает определить как стадию болезни, так и дальнейший план лечения», — подчеркивает хирург-онкомаммолог Европейского медицинского центра Искра Даскалова. Врач считает важным удалить и проверить несколько (обычно от 1 до 3) сторожевых подмышечных лимфоузлов, даже если обследования перед операцией (МРТ, УЗИ или маммография) не показали, что в них есть метастазы. «Такой подход помогает пациентам с „негативными“ (свободными от метастазов) сторожевыми лимфоузлами избежать серьезных побочных эффектов, в частности развития лимфедемы, которые возникают при удалении всех лимфоузлов (подмышечной диссекции). Однако удаление сторожевых лимфоузлов не показано пациентам, если уже есть данные о метастазах в них», — говорит Искра Даскалова.

Какое лечение врачи могут предложить?

Это сильно зависит от стадии и других индивидуальных особенностей опухоли. На ранних стадиях чаще всего проводят органосохраняющие операции (частично удаляют пораженную часть молочной железы). В Западной Европе такая операция вместе с последующей лучевой терапией показана в 60–70% случаев. В Европейском медицинском центре также отдают предпочтение органосохраняющему хирургическому лечению. Даже в тех случаях, когда требуется удаление сторожевых лимфоузлов. Такие операции выполняет хирург-маммолог Искра Даскалова. Реже проводят мастэктомию (полностью удаляют молочную железу). В таком случае в Европейском медицинском центре могут предложить операцию, сохраняющую кожу и сосок (при определенных показаниях), а также реконструкцию молочной железы.

Кроме этого, некоторым пациенткам могут назначить лучевую терапию. «Лучевая терапия используется практически всегда, если у женщины проведена органосохраняющая операция», — говорит руководитель Центра лучевой терапии в Европейском медицинском центре, радиотерапевт, онколог Нидаль Салим. — Но каждый случай нужно индивидуально разбирать со специалистом по радиотерапии. Кроме этого, на ранних стадиях может проводиться интраоперационная лучевая терапия за один сеанс, которая позволяет женщинам избежать традиционного лучевого лечения в течение полутора месяцев. Европейский медицинский центр — одна из немногих клиник в России, где проводится интраоперационная лучевая терапия молочной железы. Кандидат для этой процедуры — это женщина старше 50 лет с небольшой опухолью (менее 3 см), без метастазов в лимфатических узлах». Принимать решение в каждом конкретном случае нужно вместе со всеми специалистами, участвующими в лечении: хирургом, онкологом и радиологом. Риски и польза интраоперационной лучевой терапии все еще изучаются. «Если у пациентки была проведена мастэктомия, лучевая терапия проводится при удалении большой опухоли (более 5 см), при наличии множественных мелких очагов или при распространении рака в лимфатические узлы», — рассказывает врач.

На второй стадии для уменьшения риска появления метастазов могут назначить дополнительное лечение, например химиотерапию, биологическую, гормональную или иммунотерапию, но все зависит от типа опухоли.

Лечение на третьей стадии в большинстве случаев начинается с химиотерапии (она называется «неоадъювантной» и применяется для того, чтобы размер опухоли уменьшился). После этого проводят хирургическое лечение. А затем при необходимости могут назначить лучевую терапию, гормонотерапию. При метастатическом раке на четвертой стадии реже получается избавиться от опухоли полностью, а лечение направлено на снижение прогрессирования заболевания и улучшение качества жизни. Для этого используют химиотерапию и другие методы.

Как оценивают шансы на успех лечения?

Для того чтобы измерить успешность лечения на разных стадиях болезни, врачи обычно используют показатель пятилетней выживаемости. При этом иногда учитывают только анатомические свойства опухоли (размер, распространение). Так, если нет признаков того, что опухоль распространилась за пределы груди, то показатель выживаемости равен 99%. Это означает, что 99 женщин из 100 благодаря лечению, вероятно, проживут 5 лет и больше. Для рака молочной железы, который распространился в лимфоузлы, пятилетняя выживаемость — 85%. А для стадий с отдаленными метастазами — 27%. Но важно понимать, что с помощью этих данных невозможно предсказать, что будет в каждом конкретном случае. Прогноз при раке молочной железы, который распространился в лимфоузлы, во многом будет зависеть от биологии опухоли, размера и количества вовлеченных лимфоузлов. Кроме того, благодаря достижениям науки в некоторых случаях ремиссия достижима даже при метастатической форме некоторых онкологических заболеваний. Все больше женщин живут полноценной жизнью после постановки диагноза и успешно проходят лечение.

Источник: meduza.io

Понравилась статья?
Поддержите нашу работу!
ToBeWell
Это социально-благотворительный проект, который работает за счет пожертвований неравнодушных граждан и наших партнеров
Подпишись на рассылку лучших статей
Будь в курсе всех событий
Комментарии для сайта Cackle

Актуальное

Главное

Партнеры

Все партнеры