Как воскресить мужа

Как воскресить мужа

 8174 •
  3
21.01.2019

Арт-терапия — новое направление в школе для онкологических пациентов и их близких от Национального фонда развития реабилитации. Первое занятие на днях прошло в Центре диагностики и реабилитации «Восстановление».

…У моего мужа рак кожи. Муж перенёс шесть операций, сейчас в ремиссии. Врачи уверены — рак не вернётся, но он им не верит. Извёл себя и, конечно, родных. Из дома практически не выходит, сам себя замуровал в четырёх стенах. Муж считает, что скоро умрёт и готовится к смерти. Даже купил новый чёрный костюм. На похороны. А ведь молодой ещё мужчина. Врач-онколог велел тормошить мужа, искать пути его воскрешения. Уже больше года я ищу… Ищу способ вернуть его к жизни. Лыжные прогулки, компьютерные игры, просмотр модных фильмов… Много чего перепробовала. Толку — ноль. Лежит целыми днями. Начинаю с ним разговаривать, ответ всегда один:

– Не мешай!

И тут муж спохватывается, понимает, что обижает меня. И говорит уже мягче:

– Пожалуйста. Я пару часиков посплю, и потом мы поговорим.

А потом снова переносится «на потом» … Примерно так и живём уже больше года. И вот я случайно узнала, что Национальный фонд развития реабилитации организовал новое направление в школе для онкологических пациентов и их близких — занятия по арт-терапии. Рассказала мужу:

– Хватит умирать! Пойдём на занятия вместе! Ты ведь понимаешь, нужно найти то, что тебя из депрессухи вытащит.

Муж категорически отказался покидать пределы квартиры. И я поехала одна. По дороге решила в интернете изучить подробно, что же такое арт-терапия. Вот что выдал поисковик:

Арт-терапия — это исцеление искусством, где главным и ключевым инструментом является творчество.


Терапия искусствами улучшает психологическое состояние онкобольных, уменьшает болевые ощущения, а также значительно сокращает сроки восстановления. В России арт-терапия применяется совсем недавно. А в реабилитации онкобольных только-только делает первые шаги.

…И вот я на месте. В конференц-зале арт-терапевты создали уютную обстановку: свечи, вязаные салфетки, яркие фломастеры, бумага для записей, карандаши. Всё готово для занятия.

– Мы вязать будем? — интересуется первая пришедшая на занятие дама, увидев ажурную красоту. — Я не умею.

– Не волнуйтесь, каждый будет делать только то, что хочет и умеет, а это для красоты, — улыбается арт-терапевт.

И сразу становится спокойно, потому как вязать я тоже не умею и учиться не хочу. Пока есть немного времени до начала, знакомимся. Пришедшие рассказывают, «с чем» пришли.

Антонине Андреевне за 70, она самая взрослая на занятии. Уже второй год сражается с раком. Сейчас — после операции в стойкой ремиссии. Женщина старается загрузить свой день по полной: занимается скандинавской ходьбой, английским, на арт-терапию записалась — ей всё интересно.

Оле 40 лет. Она из тех, про кого говорят «спортсменка, комсомолка, красавица». И вдруг — рак. Оля очень боялась идти к врачу, дотянула до того, что на работе грохнулась в обморок, вызвали скорую, забрали в больницу. Там и выяснилось, что нужно делать мастэктомию.

Мастэктомия — это хирургическая операция по удалению молочной железы. Вместе с ней иссекают прилежащие лимфатические узлы и подкожную жировую клетчатку.

Оля сначала думала, что не будет оперироваться. Опытный психолог убедила: нужно жить для детей. А их у Оли двое. Мальчишки 15 и 11 лет.

– Рыдала две недели. А потом собралась. Да и как не собраться? Вспомнила, как сражалась с онкологией мой психолог. Она помогала мне, тогда ещё здоровой, справиться с ситуацией после смерти отца, а сама проходила реабилитацию после онкологии. И вот я ходила к ней здоровая, она принимала меня лысая после химии, и при этом всегда была весёлая и абсолютно уверенная в том, что поправится, — рассказывает Оля.

Все впечатлены историей Оли и её психолога:

– Психолог в порядке?

– Конечно. С её-то настроем. И волосы уже отросли. Она, кстати, активно занималась арт-терапией, — говорит Оля. — И меня убедила попробовать. Я готовлюсь к операции. Психолог и сейчас со мной, хожу два раза в неделю к ней. Вот только в одном она помочь не может — парик одолжить. Я-то лысой ходить не собираюсь: у меня на работе одни мужики.

…Ну, всё, на часах — 13.00, занятие начинается.

– Самое главное — создать для участников комфортную обстановку, так называемую безопасную среду. Чтобы люди, которые пришли на занятия, чувствовали себя «в своей тарелке», — говорит доктор.

Термин «арт-терапия» (буквально: лечение искусством) ввёл в употребление британский художник Адриан Хилл в 1938 году. Хилл в то время лечился от туберкулёза в санатории Мидхарст. И чтобы занять своё время, скучая, начал рисовать буквально то, что видит: деревья, дома, людей…


Удивительно было узнать, что буквально через несколько дней британец почувствовал себя лучше. В следующем году терапия искусством была введена в санаторное лечение, а Хилла пригласили преподавать рисунок и живопись другими пациентам, многими из которых были раненые солдаты, вернувшиеся с войны.

Итак, именно художник Хилл обнаружил, что практика искусства не только позволяет пациентам отвлечься от их болезни или травмы, но и помогает освободиться от психического расстройства, выразив свою тревогу и сцены, свидетелями которых они были, с помощью рисунка.

Сегодня в современном мире арт-терапия — одно из ведущих направлений в психотерапии. С помощью этого метода можно проводить реабилитационную, терапевтическую и коррекционную работу. Арт-терапия отлично подходит для диагностики психического состояния.

В современном мире арт-терапия широко применяется в онкологии. Причём на всех этапах: сразу после постановки диагноза, в период подготовки к химии и операции и, конечно, в период реабилитации.

…Звучит мелодичная музыка. И мы приступаем к интересному эксперименту — начинаем рисовать. Арт-терапевт просит собравшихся изобразить линию. Скрипят карандаши, стараемся.

Каждому, кто решил заниматься, важно понимать, что сама по себе арт-терапия не является искусством, и поэтому доступна любому человеку, не имеющему специальных художественных навыков. Здесь нет места оценке, а есть только свобода самовыражения.

Чем же арт-терапия отличается от раскрасок и просто рисования? Арт-терапия — это форма профессиональной психотерапевтической помощи и поддержки, которая оказывается специалистом (психологом, психотерапевтом), она имеет свою школу, теоретическую базу и целую историю. В арт-терапии можно рисовать самыми разными материалами, лепить из глины или пластилина, создавать картины из песка, делать коллажи, маски, использовать ресурс фотографий, рисовать телом на огромных листах бумаги, использовать свой собственный голос и музыку, сочинять истории, играть на сцене, читать стихи.

– Очень популярны жестовое рисование, песочная терапия, фототерапия. В арт-терапии мало просто создать какой-то творческий продукт, важно этот процесс осознать, сопоставить со своим жизненным опытом. И очень важно поделиться своим творчеством с окружающими, услышать их мнение и самому высказаться по поводу творчества других, — объясняет арт-терапевт.

На занятии была применена так называемая интермодальная методика терапии искусствами, то есть участникам было предложено отразить одну и ту же тему в форме линий, движения рук, слов и стихов. Интермодальность как раз и означает использование разных видов творческой деятельности в рамках одного упражнения для рассмотрения одного и того же состояния. И каким-то чудесным (но на самом деле вполне научно обоснованным образом) участники могут сами увидеть решение задачи, которую раньше не могли разрешить, нащупать новый ресурс для жизни и движения вперёд.


…Первое задание выполнено. Линии нарисованы. Через минуту все сдают рисунки ведущей. Удивительно: ни одной похожей. У меня — линия совершенно прямая, устремляющаяся вверх, у Оли — сплошные зигзаги, у Антонины Андреевны — какие-то удивительные полукруги. Есть здесь и более конкретные рисунки. Кто-то при помощи линии изобразил горы, кто-то чаек, а кто-то… лестницу. И сейчас нам расскажут, что же означают эти первые «арт-терапийные» шаги.

– Прямая линия устремляется вверх. «Это очень хорошо», — говорит мне доктор. — Вы стремитесь убежать от того состояния, в котором находитесь.

Надо же, как интересно! Каждая линия очень важна! А ведь перед тем, как изобразить прямую, я хотела нарисовать спираль. В последний момент передумала. На занятии мне объяснили, что у того, кто рисует спирали – проблема действительно существует. И человек ищет выход, действует.

– А моя лестница что значит? — спрашивает Марина.

– Помните такой нашумевший роман Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз»?

Конечно, помним. Одно название чего стоит! Разве такое забудешь?!

– Так вот, лестница, ещё больше, чем прямая линия, говорит об очень сильном желании человека изменить ситуацию, в которой он сейчас находится.

– Все точно, — кивает Марина. — Поскорей бы лимфодренаж закончился. Каждый день езжу на откачку лимфы. А хочется с внуками побыть и мужу время уделить, он у меня сейчас после инфаркта восстанавливается.

…Арсенал приёмов арт-терапии очень широкий, задачи на занятии могут решаться самые разные. Обсуждения личных проблем вовсе не являются типичными для тренингов, и в этом существенное отличие групповой арт-терапии от индивидуальных консультаций психолога или психотерапевта. На нашем занятии арт-терапевты создали такую тёплую атмосферу, что мне захотелось рассказать свою историю. Некоторые участницы занятия тоже поделились своими проблемами. Мы выговорились, и, что называется, отпустили свою боль.


В перерыве обсуждаем занятие. Сказать, что очень понравилось, ничего не сказать. Вот у меня лично началась перезагрузка. Годовая усталость просто свалилась с плеч. И как тут не согласиться, что искусство — это язык, понятный всем простым людям, а не только художникам, артистам, поэтам? Искусство — это то, что способно помочь нам изменить жизнь, способно заставить нас вспомнить то, что жизненно важно: любовь, страсть, вдохновение. Арт-терапия объединяет все виды искусства. Очень важно, что она не имеет противопоказаний и может практиковаться онкобольными всех возрастных категорий. Сам метод арт-терапии в онкологии смело можно назвать целебным творчеством.

Пока есть пара минут, решила погуглить информацию о медицинских исследованиях за рубежом. Там опыт реабилитации онкопациентов значительно больше. Расскажу об экспериментах, которые меня впечатлили. 250 онкобольных в США вместе с доктором Кэролайн Петерсон занимались арт-терапией на свежем воздухе — они медитировали и рисовали. Петерсон обратила внимание на то, что природа выступает важным ресурсом здоровья, и отметила тенденции более частого изображения солнечного света, голубого неба, зелени, ручьёв, лесов и воды в пейзажах. А вот в работах пациентов, не использующих медитативную арт-терапию, было много серых мрачных тонов, тревоги, растерянности, темноты и одиночества.

Знаменитый университет Тома Джеферсона провёл исследование эффективности арт-терапии у мужчин с раком предстательной железы. Результаты всех исследований указывают на ряд положительных эффектов у занимающихся. На основе полученных данных был сделан вывод, что качество жизни и состояние больных может быть оптимизировано благодаря включению в программу ландшафтной практики в виде прогулок и сбора материала для дальнейшего использования участниками программы. Удивительно, но факт: безнадёжные онкобольные, которые не посчитали арт-терапию ненужной ерундой, смогли воспринять неизбежное более спокойно и до последних дней оставаться активными. Например, один мужчина катался на лыжах всё время после постановки страшного диагноза. Ему давали полгода, а он прожил почти два, и в последний раз встал на лыжи всего за несколько недель до смерти.


…Занятие продолжается. Следующее задание ещё интересней. Всем нужно в течение трёх минут написать на чистом листе бумаги всё, что волнует, беспокоит в данный момент — одним словом, зафиксировать «поток сознания». И здесь уже творческие процессы собравшихся включились на все сто. Конечно, трудно проникнуться происходящим, не присутствуя на занятии, но всё же попробую объяснить. Вот мои «жевалки-переживалки» (так я назвала свои треволнения):

«Падаю, бегу, поднимаюсь, спешу, хочу есть, засыпаю, просыпаюсь, плачу, матерюсь, мясо, майонез, халва, очень кушать хочется, но ещё больше хочу вспомнить, что мне сегодня приснилось, а не получается. Вспомнила! Небо видела. И тут приходит смс от мужа: потерял меня, спрашивает, когда приду, пишу, что не скоро, так как провожу обряд его воскрешения… Озадачен, шлёт в смс вопросительные знаки… Вот пусть помучается теперь, как мучил меня целый год…»

Упоминание про воскрешение вызывает у собравшихся улыбки. А я надеюсь, что, возможно, вот так, в шутливой форме смогу донести до любимого человека, что нужно принять свою болезнь и перестать мучить близких ожиданием ухода.

Ну, а финальным аккордом на этом занятии стало… стихосложение. Из «слов потока сознания», что участники занятия записали на чистых листах, нужно было написать стихи. И вот что получилось у меня:

«Я белка в колесе, бегу, не останавливаюсь.
Часто падаю, плачу, каждый раз поднимаюсь. Передохнуть бы, да некогда — приноравливаюсь.
Спасает небо: смотрю на него и улыбаюсь».

…У Кристины непростая семейная ситуация, на каком-то этапе занятия она даже всплакнула. Но позже осознала, что её стихи содержали некий подсознательный вывод и решение: она написала хокку о гибком молодом прутике и даже не сразу сама поняла, что это и есть выход для неё — гибкость и умение быстро выпрямиться, подобно упругому молодому побегу. Задача комментария — тоже не отпугнуть тех, кто не готов к словесным обсуждениям своего состояния.

Остальные участники тоже оказались почти поэтами. Пусть рифма была не у всех, но глубокий смысл и стремление жить и радовать этот мир, прозвучали в строчках каждого. Какой вывод напрашивается после занятия сам собой? Арт-терапия для онкобольных и их близких действительно мощное оружие против депрессухи, стрессов, она может заставить улыбаться и по-новому посмотреть на ситуацию и, в конце концов, найти выход. Вот, например, я твёрдо решила заняться арт-терапией с мужем дома. Да, я не арт-терапевт. Но я хочу провести эксперимент. Мне очень помогло занятие, вдруг мужу поможет? Мне очень интересно, какую линию он нарисует, какие стихи сможет сочинить. А может быть, мне всё же удастся убедить родного человека в том, что арт-терапия — это именно то, что ему нужно и он придёт на следующее занятие к специалистам в Национальный фонд развития реабилитации.


При подготовке репортажа использовался материал, опубликованный в международном арт-терапевтическом журнале «Исцеляющее искусство» (№1, зима 2016г.)

Авторы:
Журналист

Понравилась статья?
Поддержите нашу работу!
ToBeWell
Это социально-благотворительный проект, который работает за счет пожертвований неравнодушных граждан и наших партнеров
Подпишись на рассылку лучших статей
Будь в курсе всех событий
  • Правильное решение проводить такие Арт-терапии! Молодцы! Полностью вас поддерживаю.
  • Правильное решение проводить такие Арт-терапии! Молодцы! Полностью вас поддерживаю.
  • Правильное решение проводить такие Арт-терапии! Молодцы! Полностью вас поддерживаю.
Комментарии для сайта Cackle

Актуальное

Главное

Партнеры

Все партнеры