Сергей Абашин: Пациенту нужно относиться к раку как к хронической болезни, требующей наблюдения

 5308 •
  0
18.03.2021

Сергей Абашин, клинический онколог, ведущий эксперт федеральной сети центров ядерной медицины «ПЭТ-Технолоджи», доктор медицинских наук рассказал в интервью для ToBeWell о том, почему оптимистичный настрой значительно улучшает качество и продолжительность жизни онкопациента, почему пациент также, как и врач, в ответе за свое лечение и как нужно относиться к онкозаболеванию.

Детская мечта – доплыть до Северного Ледовитого океана

Моё детство прошло в городе Калачинске Омской области. Через наш город протекает река Омь, мы называем её Омка. С друзьями мы часто мечтали, как построим корабль и доплывем до Северного Ледовитого Океана. Ещё мы хотели стать железнодорожниками. Железнодорожная станция Калачинская расположена на главной сибирской железнодорожной магистрали, через неё проходят поезда на восток - на Новосибирск, и на запад – на Омск. Моряком стал только один мой друг детства, а на железной дороге работают многие из них.

Меня не спрашивали, кем я хочу стать. Семье нужны были врачи

Я не помню, чтобы в детстве меня спрашивали, кем я хочу стать. Я хотел быть и олимпийским чемпионом по бегу, и летчиком, даже писал письма в Институт гражданской авиации. Но я сам всегда относился к своим мечтам и желаниям как к глубоко личному, не смешивал их с потребностями моей многочисленной семьи. А моей семье были нужны врачи. У отца – семеро братьев и сестер, у мамы – шестеро, и у всех есть дети. Считаю правильным, когда семья продумывает, как она будет жить и развиваться дальше. Я довольно рано осознал, что мне придётся стать хирургом, чтобы помогать дяде. В школе мне нравились биология и география, а химию – недолюбливал, но пришлось полюбить и её. Решение о моей будущей профессии принималось на большом семейном совете под председательством дедушки, как и другие стратегические решения семьи. Бабушка всегда проводила эти советы. Кстати, после меня наша семья последовательно подготовила ещё двух хирургов. Мой дядя, основатель семейной хирургической династии, продолжает работать, ему уже за 70. Семья продумала и то, как не допустить у меня мысли, что меня заставили пойти в медицину. Когда я перешёл в 10 класс, а моя сестра – на второй курс стоматологического факультета Омского Ордена Трудового Красного Знамени Государственного Медицинского Института имени М.И. Калинина, семья организовала так, чтобы я много времени проводил со студенческой группой моей сестры. Ещё в школе у меня возникло ощущение, что я уже учусь в медицинском институте.

Первые учителя молодых врачей – фельдшеры и медсестры

Начинать карьеру в Центральной Районной Больнице в те времена, когда я заканчивал вуз, считалось оптимальным. Такие больницы являлись многопрофильными, каждый врач ЦРБ обязательно курировал работу одной из участковых больниц своего района и работу нескольких фельдшерско-акушерских пунктов. Таким образом молодой специалист набирался опыта не только в клинической медицине, но и в организации здравоохранения. В сложных случаях вызывали санавиацию из областного центра.

Я начал самостоятельно работать врачом в Любинской Центральной Районной Больнице Омской области. К завершению обучения в мединституте я уже многое знал о своем будущем месте работы. Первые, у кого учились молодые врачи – это фельдшера и медсестры. В те времена в нашей больнице шовный материал для операций зачастую заготавливали сами: брали катушку ниток № 10, нарезали нить на нужные отрезки, стерилизовали, проводили через стерильное масло, и получался хороший шовный материал, гипоаллергенный. Медсестры учили скатывать ватные шарики, марлевые треугольнички – это целое искусство!

Пойти в онкологию вызвало желание помогать пациентам

С онкологическими пациентами я сталкивался практически с первых дней самостоятельной работы врачом – Центральная Районная Больница была для них местом диспансерного наблюдения. Возникло естественное желание им помогать. Я до сих пор уверен, что если врачам начнут помогать и пациенты, и практически здоровые соотечественники, мы вместе изменим ситуацию с результатами лечения онкологических пациентов в нашей стране. В последние годы шагнула вперед техническая оснащённость медицинских учреждений. Когда я начинал работать, УЗИ было диковинкой. Сегодня технические возможности многих наших клиник превосходят зарубежные. Изменения в онкологической службе, которые за рубежом происходили десятилетиями, у нас занимают гораздо меньше времени. Всего лишь за считанные годы ПЭТ/КТ для онкологических пациентов нашей страны стала бесплатным стандартным обследованием.

Пациент, как и врач, в ответе за эффективность лечения

Недоверие между пациентом и врачом, по моему мнению, формируется, во многом из-за дефицита их общения. На первой встрече они не всегда успевают продуктивно поговорить, так как время приема у доктора всегда ограничено. Если пациент начинает говорить обо всем, что с ним происходит, озвучивает неважные для конкретной ситуации детали, врач теряется, не успевает выяснить главное, на что жалуется пациент, и принять решение, что с этим делать. Бывает и наоборот, когда специалисту самому приходится по крупинке вытягивать из пациента информацию, не имея конкретных жалоб. К сожалению, в обоях случаях есть вероятность пропустить раннюю стадию онкологического заболевания.

Важно понимать, что пациент также, как и врач, в ответе за эффективность лечения. Поэтому к каждой встрече и врачу, и пациенту, нужно готовиться как к важным переговорам. У врача есть алгоритм клинических рекомендаций, где написано примерно следующее: если пациент сказал так, то надо сделать это, если сказал эдак, надо сделать то. Если же пациент ничего не сказал, то врач не может ничего порекомендовать.

Перед приемом пациенту нужно четко определить причину обращения к врачу и описать все возникшие жалобы. Постараться проследить, что именно, как и в каких случаях болит, вспомнить историю возникновения симптомов и то, как состояние менялось в зависимости от разных факторов.

Чтобы не растеряться на приеме, лучше заранее составить список вопросов врачу. Если есть результаты предыдущих исследований, обязательно взять их с собой. Ну а чтобы не случилось так, что пациент не успел задать важные вопросы, а врач показался невнимательным, нужно выяснить заранее, сколько времени отведено на прием.

Относиться к раку нужно как к хронической болезни

Злокачественные новообразования – такие же хронические заболевания, как гипертоническая болезнь, сахарный диабет и другие. Никто не делает трагедию из диабета, хотя количество пациентов с таким диагнозом растет. Никто не обвиняет медиков, ученых, что они не могут найти способ избавить людей от диабета. Эндокринологи научились контролировать уровень сахара в крови и обучили этому самих пациентов.

Большинство хронических заболеваний невозможно вылечить, но течение некоторых из них можно контролировать на протяжении долгих лет. Во многих странах онкологические пациенты стоят на учете пожизненно. Исключение составляют лишь те, у кого в течение нескольких лет не наблюдаются новые признаки заболевания.

Оптимистичный настрой и философское отношение к объективной реальности значимо улучшают качество и продолжительность жизни человека с онкологическим диагнозом. С моей точки зрения, пациенту нужно сформировать привычку относиться к раку как к хронической болезни, требующей наблюдения, пристального внимания. И главное – ответственно подходить к профилактическим обследованиям. Как минимум один, а лучше два раза в год бывать у лечащего врача, сдавать анализы и проходить исследования, посещать гинеколога и уролога, делать гастроскопию и маммографию, проверять кожные покровы.

О нюансах во время лечения

Если злокачественную опухоль выявили на ранних стадиях, то хирургия в этом случае уже решает массу проблем, и решает их радикально. Другое дело – пациент с метастатическим опухолевым процессом. В этом случае главная задача – стабилизировать опухолевый процесс, добиться того, чтобы очаги не росли, не множились и не ухудшали качество жизни. Нашему пациенту бывает сложно объяснить, что надо сделать перерыв в химиотерапии, потому что организм может не выдержать агрессивного лечения. Часто начинается гонка: пациент требует добить опухолевые очаги любыми способами, а организм из последних сил поддерживает свои функции. Огромную роль играет сопроводительная терапия, та, где лечение проходит без токсичных препаратов - она позволяет поддерживать баланс между токсичностью и эффективностью лечения. По всем медицинским канонам онкологическим пациентам можно назначить агрессивную противоопухолевую терапию лишь тогда, когда это позволяет их общее состояние здоровья. У пациента, который до онкологического диагноза избежал сложного лечения других заболеваний, механизм развития лекарственной резистентности еще не запущен, в отличии от того, кто имеет целый ряд заболеваний – у таких пациентов риск развития лекарственной резистентности очень высок.

ПЭТ\КТ и тераностика

ПЭТ/КТ – сегодня это уточняющая диагностика для пациентов с уже установленным онкологическим заболеванием. ПЭТ/КТ выполняется для оценки степени распространённости опухолевого процесса и создания индивидуального плана лечения. ПЭТ/КТ позволяет оценить метаболическую активность опухолевых очагов – этот показатель говорит об индивидуальной агрессивности злокачественной опухоли. Прогноз течения заболевания и результаты лечения во многом зависят от степени агрессивности опухолевых клонов, а не только от их клеточной формы и степени распространения. ПЭТ/КТ способна оценивать метаболизм опухолевых очагов размерами от 8 мм в наибольшем измерении. Метод ПЭТ\КТ – это не только диагностика, это инструмент выстраивания конструктивных отношений между врачом и пациентом. Результаты исследования в режиме «все тело» избавляют от любой недосказанности и зачастую снимают проблему недоверия пациента к врачу. Врач и пациент становятся деловыми партнёрами. На основе ПЭТ/КТ развивается новое направление – тераностика. Это совмещение диагностики и лечения в единице времени. При такой процедуре пациенту вводят радиофармпрепарат с радиоактивным изотопом, он накапливается в опухоли и позволяет не только оценить её характеристики, но и разрушает её. Этот метод уже применяют для диагностики и одновременного лечения некоторых злокачественных опухолей.

Возможности диагностики и лечения онкозаболеваний в федеральном масштабе

Федеральная сеть центров ядерной и клинической медицины «ПЭТ-Технолоджи» и «Мед-Технолоджи» обеспечивает доступность ПЭТ/КТ-диагностики для онкологических пациентов в 21 городе Российской Федерации: в Рязани, Ярославле, Липецке, Тамбове, Орле, Белгороде, Самаре, Кирове, Иваново, Курске, Перми, Владимире, Астрахани, Ростове-на-Дону, Ставрополе, Владикавказе, Уфе, Екатеринбурге, в онкорадиологических центрах в Балашихе и Подольске Московской области, также открыто 3 ПЭТ/КТ центра в Москве.

Онкорадиологические центры в Балашихе и Подольске также оказывают высокотехнологичное лечение методами лучевой терапии, брахитерапии, химиолучевой терапии. В Балашихе работает полноценное отделение химиотерапии.

Центры лучевой терапии открыты также в Москве, Екатеринбурге и Перми. В Уфе радиохирургические операции проводят на системе КиберНож.

Центры лекарственной терапии открыты в Москве и Рязани, в московском центре можно получить бесплатное лечение по 6 нозологиям: рак лёгкого, рак молочной железы, рак кишки, рак простаты, рак почки, меланома.

Центры ядерной и клинической медицины «ПЭТ-Технолоджи» и «Мед-Технолоджи» работают в системе ОМС, и чтобы пройти исследование бесплатно, онкологическим пациентам необходимо получить направление от лечащего врача-онколога по форме 057/у.

Авторы:
Журналист

Понравилась статья?
Поддержите нашу работу!
ToBeWell
Это социально-благотворительный проект, который работает за счет пожертвований неравнодушных граждан и наших партнеров
Подпишись на рассылку лучших статей
Будь в курсе всех событий
Комментарии для сайта Cackle

Актуальное

Главное

Партнеры

Все партнеры