Кристина Золотова. Лимфома Ходжкина 3 стадии. «Рак – это не просто диагноз, это возможность для переоценки ценностей»

 3806 •
  0
21.02.2022

4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. Хотя считается, что онкологические заболевания поражают в основном пожилых людей, некоторыми видами рака болеют преимущественно молодые. К ним относится лимфома Ходжкина – злокачественное заболевание лимфатической системы. ToBeWell совместно с фондом «Я люблю жизнь» и проектом «Борцы с лимфомой» представляет цикл интервью с молодыми людьми, пережившими лимфому Ходжкина.

Кристина Золотова получила диагноз «лимфома Ходжкина» в 22 года. Она вышла в ремиссию, но не вышла из онкотемы: сейчас Кристина ведет чат для пациентов с лимфомой, работает волонтером в фонде «Я люблю жизнь» и мечтает о создании своего благотворительного фонда.

«Я была уверена, что со мной не может случиться ничего плохого»

В июне 2019 года я приболела. Меня беспокоила высокая температура, но я списывала ее на свой хронический тонзиллит – со мной часто бывают простуды. Конечно, никаких мыслей об онкологическом заболевании у меня не было. Однако врача что-то смутило, и он решил направить меня на УЗИ шейных и надключичных лимфоузлов. Первым забил тревогу врач УЗИ – в его заключении с огромными восклицательными знаками было написано, что необходима консультация онколога.

Онколог меня осмотрела, но, поскольку другие лимфоузлы не были увеличены, она не увидела повода для беспокойства. Она рекомендовала наблюдать ситуацию в динамике и предложила прийти на повторную консультацию через 2 недели.

Я была карьеристкой, а кроме того, я была уверена, что со мной просто не может случиться ничего плохого. За год до этого от рака желудка умер мой дедушка, и это был страшный сон для всей моей семьи, и я не верила, что спустя лишь год после такого потрясения, нас снова коснется эта болезнь, что я буду следующей. Так что, через 2 недели на консультацию к онкологу я не пошла.

Через пару месяцев лимфоузел на моей шее был виден уже невооруженным глазом, а еще я жутко чесалась, чувствовала сильнейшую усталость, меня мучила потливость. И все эти симптомы я списывала на воспаление лимфоузла, даже побывала на приеме у хирурга, который предположил, что у меня вирус иммунодефицита человек, но анализы показали, что ВИЧ у меня нет.

Онколог советовал мне сделать УЗИ брюшной полости и компьютерную томографию грудной клетки. Осенью я решилась на эти исследования, и именно по их результатам мне поставили предварительный диагноз «лимфома». А после биопсии я получила уже точный диагноз – лимфома Ходжкина 3 стадии. Мне было 22 года.

Пока я лежала в больнице и ждала результаты биопсии, родители поехали в Национальный медицинский исследовательский центр гематологии и смогли договориться о том, чтобы меня взяли туда на консультацию. У врачей не было сомнений в том, как меня лечить. Для моего диагноза в первой линии используются 2 протокола. Мне назначили 8 курсов химиотерапии и 18 сеансов лучевой терапии.

«Труднее всего мне было пережить потерю волос»

Лечение было непростым, но я бы сказала, что терпимым. Я не лежала в больнице постоянно, приезжала только на капельницы. Я очень быстро восстанавливалась, за что не устану благодарить свое тело.

В результате химиотерапии у меня пожелтели и отходили от ложа ногти: я потеряла 2 ногтя на ногах и 3 на руках. Я набрала лишний вес, покрывалась прыщами, вокруг рта шелушилась кожа, меня мучили судороги.

Но труднее всего мне было пережить потерю волос, для меня это была катастрофа. Первые дни я носила шапку и не снимала ее даже перед родными, я плакала, а вместе со мной плакал мой младший батик, ему было всего 8 лет, он не понимал, что происходит, но видел, как я переживаю.