Жить качественно. Как реабилитация помогает онкопациентам

Жить качественно. Как реабилитация помогает онкопациентам

 7814 •
  0
05.12.2018

Еще совсем недавно о реабилитационном периоде после раковых заболеваний практически никто не говорил.  Главной задачей специалистов было сохранить человеку жизнь. Однако качество этой жизни играет немаловажную роль как и для самого пациента, так и для его близких.

О том, что может дать онкологическим пациентам восстановительное лечение и на какой стадии можно его начинать, нам рассказала врач центра диагностики и реабилитации «Восстановление». Степанова Александра Михайловна — врач с 10-летним стажем, член Союза реабилитологов России, член Российского общества онкологов, кандидат медицинских наук.

— Александра Михайловна, что представляет собой реабилитация онкологических пациентов?

— Реабилитация — это, если коротко, процесс восстановления после лечения. Причем как основных функций человека, так и его социального и эмоционального статуса. Давайте начнем с истории: появилась реабилитация после лечения онкологии в США, в 60-е годы прошлого века. Уже тогда было понятно, какую пользу она может принести. Поэтому неудивительно, что другие страны также начали заниматься этим вопросом, в том числе и СССР. В 1971 году Национальный институт онкологии (США) подготовила специальную программу по восстановлению пациентов. В 90-е годы, с распадом Советского Союза, реабилитация по понятным причинам перестала существовать в нашей стране практически полностью. И вот сейчас, можно сказать, мы на новом этапе ее развития.

Степанова Александра

— Что именно входит в процесс реабилитации?

— Обязательные элементы — это физическая (ЛФК) и психологическая реабилитация. Это то, что может применяться на любых этапах комбинированного лечения основного заболевания. Помимо этого, в объем реабилитации входят физиотерапия (магнитотерапия, электротерапия, низкоинтенсивная лазеротерапия), механотерапия (тренировки на тренажерах), массаж и логопедическая коррекция.

— Когда пациенту назначают процедуры реабилитации?

— Есть несколько основных этапов. Первый из них начинается с момента постановки диагноза, до начала лечения. Уже тогда я назначаю пациенту ЛФК и даю направление к психологу. Потому что настрой человека, как известно, играет огромную роль и во многом определяет результат лечения. Пациент знает, чего ожидать, и более ответственно выполняет предписания врача.

Что касается ЛФК, тут тоже безусловные преимущества: если человек делает специальные физические упражнения и дыхательную гимнастику за две недели до операции и на первые сутки после неё, у него улучшается кровообращение и повышается тонус мышц. А это, соответственно, помогает сократить сроки госпитализации и тем самым уменьшить стоимость лечения. Более того, реабилитация показана даже пациентам на аппарате искусственной вентиляции легких, ведь даже простые движения руками улучшают микроциркуляцию и снижают риск осложнений.

Расскажу на конкретном примере: онкологический пациент после серьезной операции на позвоночнике. Как правило, без реабилитации такие люди лежат десять дней: просто не могут встать с больничной койки. А при заранее начатой реабилитации они встают через три дня, а на десятый уже выписываются. Результат ощутимый, не так ли?

— Да, срок пребывания в больнице действительно сокращается существенно. И вот основное лечение завершено. Что дальше?

— Второй этап — реабилитация после основного лечения. Здесь, опять же, те же базовые процедуры, которые были ранее. Если назначена химиотерапия, то ЛФК на ее фоне позволяет повысить уровень эритроцитов, гемоглобина, уменьшить тошноту и рвоту. Врач уже на этом этапе может назначить массаж, физиотерапию и остальные процедуры.

Ну и третья стадия — когда после лечения, операции и/или химиотерапии прошло уже некоторое время. Человек находится в состоянии длительной ремиссии. Конечно, и в это время надо регулярно наблюдаться у реабилитолога. В некоторых случаях очень хорошо сказывается на здоровье таких пациентов санаторно-курортное лечение.

— То есть, получается реабилитация продолжается до конца жизни?

— В идеале — да. Понимаете, у человека могут возникнуть самые неожиданные, но важные вопросы, на которые по каким-то причинам не даст ответ онколог. Например, какого распорядка дня придерживаться? Когда можно возобновлять половую жизнь? Да даже как держать руки так, чтобы не было отеков после операции? Люди часто не знают этого. Поэтому у нас в центре открыта школа для больных. Там они общаются между собой, получают информацию и поддержку друг друга.

Выступление на 22-ом онкологическом конгрессе, ноябрь 2018 года

Отдельная тема — питание онкологических пациентов. В нашем центре Национальным фондом развития реабилитации открывается школа питания, где люди смогут получить всю нужную информацию: что есть, когда есть, сколько есть. Ведь онкология, как известно, забирает из организма человека питательные вещества и микроэлементы. Многие пациенты жалуются на значительное похудение. И только представьте: 20% раковых больных умирают от истощения. Поэтому им часто нужна так называемая нутритивная поддержка — дополнительное питание, которое помогает восстановить организм и уменьшить вероятность осложнений. Еще раз повторю, что онколог может особо не обращать внимание на момент питания, несмотря на всю важность вопроса. Поэтому тут и нужен реабилитолог.

— Как проходит реабилитация онкопациентов: амбулаторно или стационарно?

— В основном амбулаторно. Хотя для тяжелых пациентов в ЦДР «Восстановление» предусмотрен дневной стационар, с 8 утра до 8 вечера. Также мы открываем гостиницу, в которой пациент может проживать круглосуточно. Это удобно для людей, которые приезжают из других городов.

Ранее я работала в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. Там основной упор в реабилитации делался на пациентов, которые лежат в стационаре. Хотя амбулаторная реабилитация тоже была предусмотрена.

— Выходит, реабилитация показана абсолютно всем онкологическим пациентам, как тем, кто круглосуточно находится в больнице, так и тем, кто дома. А отличается ли восстановительное лечение у пациентов с разным видом онкологии? Будь то рак молочной железы или желудка?

— Реабилитация вообще отличается в каждом случае, даже у пациентов с одинаковым диагнозом. Все зависит от конечной цели восстановительного лечения. Реабилитолог — это, очень грубо говоря, организатор. То есть, он, основываясь на данных о заболевании, его прогнозе и той самой конечной цели, направляет пациента к различным специалистам. У нас в ЦДР «Восстановление», например, работают психологи, логопеды, физиотерапевты, диетологи, массажисты, инструкторы ЛФК и другие приглашенные специалисты.

Так и строится индивидуальная программа восстановления. Опять же, на примере. У человека опухоль позвоночника и он не может ходить. Но при этом он обозначает свою цель: да, я ходить не могу, но мне очень важно подниматься хотя бы на три ступени около дома и в принципе быть подвижным. И мы подбираем процедуры таким образом, чтобы человек как минимум получил возможность быть мобильным в коляске и мог передвигаться по квартире.

То, что физиотерапия является абсолютным противопоказанием при онкологии, не более чем устарелый миф.

— А есть ли какие-либо ограничения на прохождение реабилитации у онкопациентов?

— Во-первых, я не назначаю реабилитацию, если опухоль прогрессирует в данный момент. В этом случае надо все внимание уделить непосредственно лечению. Хотя, опять же, даже в этом случае ЛФК и психологическую коррекцию никто не отменял. Ну и плюс есть общие противопоказания, связанные со здоровьем, например, серьезные сердечно-сосудистые заболевания и т.д.

— Говоря о противопоказаниях. Есть версия, что физиотерапия, один из методов реабилитации, вредна. Почему некоторые специалисты так считают?

— Начнем с того, что эффективность физиотерапии, которая является частью медицины, научно доказана. Но почему-то многие специалисты действительно считают ее чем-то несущественным, знаете, ну «какие-то магнитики, которые делают бабушки в поликлиниках». Больше всего меня поражает, что такого мнения придерживаются не только пациенты, но и некоторые доктора. И закладывается фундамент такого отношения еще с момента обучения, ведь в университетах кафедра физиотерапии считается непрестижной. Это, мягко говоря, неправильно.

Что касается «вреда» от нее. Да, действительно, в учебниках написано: физиотерапия является противопоказанием при онкологии. На самом деле, это не более чем устарелый стереотип, она успешно применяется во всем мире. Я как-то задала вопрос одному известному профессору, автору учебников по физиотерапии: почему в учебниках до сих пор информация о противопоказании процедур? Он ответил: потому что учебники с этими устаревшими сведениями просто не переписываются.

— А есть ли ещё подобные стереотипы о реабилитации, которые сегодня устарели?

— Например, массаж и, как это ни удивительно звучит, та же ЛФК. Был у меня такой случай в практике. Пациентка, которая раньше активно занималась плаванием, сказала: вы знаете, у меня метастазы, я так плохо себя чувствую. Чтобы как-то повысить настроение, хочется снова посещать бассейн, хоть чуть-чуть поплавать, а мне запретили. Мол, при плавании создаются волны, которые массируют тело, а это недопустимо. Но вот согласно международным стандартам умеренные физические нагрузки просто необходимы больным, т.к. это существенно повышает их самочувствие и уровень жизни. Массаж, кстати, может уменьшить болевые ощущения.

— Кстати, о боли. Большое значение имеет избавление от нее пациента, на это направлена паллиативная реабилитация. Насколько она эффективна сегодня?

— Достаточно эффективна. Сейчас возможности медикаментозного обезболивания могут, опять же, серьезно улучшить качество жизни. Например, для пациентов с метастазами в кости, которые могут прожить и 15–20 лет. Конечно, важно, чтобы они не страдали.

— Один из эффективных методов обезболивания — это кинезиологическое тейпирование. Что это за метод и как он применяется в случае раковых больных?

— Тейпирование — это накладывание на кожу специальных хлопковых лент. Они улучшают кровоток, микроциркуляцию в тканях и действительно уменьшают боль и отечность. Спортсмены активно используют эти ленты при растяжении связок, например. Метод широко применяется в реабилитации онкобольных в мировой практике и уже доказана его эффективность. Я сама являюсь членом Международной академии K-Taping — организации, которая осуществляет обучение по работе с этой методикой. Поэтому назначаю тейпирование своим пациентам. Впрочем, в русскоязычных учебниках написано, что это противопоказание при онкологии. Но я, опять же, считаю, что это безосновательный стереотип, как и в случае с физиотерапией.

— Вы уже упоминали, что часть специалистов отвергают в случае онкологии некоторые процедуры реабилитации, которые вы назначаете. Сталкивались ли вы с осуждением коллег?

— Я считаю, что осуждения скорее заслуживают те специалисты, которые не изучают вопрос, и их знания столь ограничены. Ведь мы уже восемь лет проводим конференции, на которых не только я, но и другие доктора докладывают о впечатляющих положительных результатах применения той же физиотерапии в онкологии, и других процедур. И мы, безусловно, оцениваем безопасность применения методик восстановительного лечения в каждом конкретном случае. Все виды реабилитации назначаются строго в индивидуальном порядке, учитываются все риски.

— Один из самых актуальных вопросов — это стоимость реабилитации, поскольку люди тратят последние средства на борьбу с раком. Какая ценовая политика у ЦДР «Восстановление»?

— Мы стараемся делать цены максимально доступными. У нашего центра изначально не было цели заработать денег, открывали его энтузиасты — онкологи. Мы хотели сделать так, чтобы в принципе появился центр восстановительного лечения онкологических пациентов, которых ранее не было.