Сила воздействия неодинакова

Сила воздействия неодинакова

Почему опухолевая клетка ускользает от иммунной атаки на неё?
 385 •
  0
14.05.2019

Очередная, уже IV научно-практическая конференция по иммуноонкологии состоялась в Москве. В этот раз главные акценты были сделаны на двух темах: от чего в принципе зависит эффективность иммунотерапии при онкологических заболеваниях, и можно ли ожидать успехов в лечении пациентов с метастазами опухолей, воздействуя на иммунитет?

Иммуноонкология — пожалуй, самая наукоёмкая область онкологии, причём именно в плане фундаментальных исследований феномена иммунной системы организма вообще и противоопухолевого иммунитета в частности.

По словам председателя Российского общества клинической онкологии, доктора медицинских наук, профессора Сергея Тюляндина, ещё каких-то двадцать лет назад медицинское сообщество не понимало значения противоопухолевого иммунитета. А уже сегодня благодаря научным исследованиям есть чёткое представление о том, что существующие механизмы негативного контроля иммунного ответа используются опухолевой клеткой для ускользания от иммунной атаки на неё.

Задача сегодняшних научных и лечебных подходов — активация противоопухолевого иммунного ответа у тех больных, у которых он уже предсуществует. С этой целью на всей территории Российской Федерации в рамках программы молекулярно-генетического тестирования онкобольных выполняется определение экспрессии белка PD-L1, который является маркёром к проведению иммунотерапии рака у данного пациента.

– Даже если существует противоопухолевый иммунитет, а у 30–40% больных мы видим, что опухоль распознана иммунной системой, он всё равно не может реализовать свои возможности по уничтожению опухолевых клеток, потому что опухоль имеет защиту в виде различных механизмов. Один из них — продукция лиганда PD-L1 и также, возможно, лиганда PD-L2, которые выключают Т-лимфоциты организма, переводят их в неактивное состояние, и те остаются просто наблюдателями развития опухоли, более ничего не предпринимая, — пояснил профессор Тюляндин.

Есть пациенты, которым в принципе можно отказаться от химиотерапии и назначить иммунотерапию. Но это особая группа: если у человека очень высокая экспрессия белка PD-L1 — лиганда программируемой смерти клеток, то эффективность одной только иммунотерапии достаточна для того, чтобы запустить длинный и стойкий иммунный ответ организма на опухоль и получить хороший клинический результат.

И всё-таки в идеале наука хотела бы создать, а врачи — получить для применения методы индукции или восстановления противоопухолевого иммунитета у всех пациентов со злокачественными опухолями. Однако, как прозвучало на конференции, даже в этом случае не все 100% больных должны будут получать иммунотерапию. Вероятнее всего, она потребуется лишь 10–20% пациентам в каждой нозологии.

Говоря об эффективности иммунотерапии онкозаболеваний, докладчики подчеркнули: если раньше больным метастатическим раком в лучшем случае продлялась жизнь, то сегодня можно какой-то процент этих пациентов излечить. Например, при раке почки у пациентов с плохим прогнозом в 11% случаев можно добиться полного исчезновения метастазов из лёгких, печени и т.д. При меланоме с метастазами эффективность иммунотерапии 20%. При метастатическом раке лёгкого — до15%, согласно последним данным пятилетних наблюдений. Иными словами, огромное достижение иммуноонкологии на сегодняшний день заключается в том, что для части больных, которым до недавнего времени врачи могли назначить только поддерживающую терапию, иммунотерапия может быть уже не паллиативной, а лечебной.

С целью научного просвещения руководитель отдела биологии опухолевого роста НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, член-корреспондент РАН Евгений Имянитов провёл для участников форума экскурс в иммуногеномику и показал зависимость ответа опухоли на лечение от генетических изменений.

Итак, чтобы лимфоциты уничтожали опухолевые клетки, должна запускаться следующая программа: лимфоциты выделяют интерферон, который воздействует на специальные рецепторы в опухолевой клетке, и дальше по «утверждённому протоколу» клетка сама себя уничтожает. Но данный протокол не всегда срабатывает, и суицид клетки не всегда происходит на фоне иммунотерапии вот почему: существуют гены-посредники JAK, которые индуцируют программу апоптоза, и если в этих генах есть мутации, то эффект от иммунотерапии через какое-то время прекращается.

Впрочем, и здесь наука не сдалась. Уже придуманы способы, как повысить иммуногенность опухоли для лучшего ответа на иммунотерапию.

Источник: mgzt.ru

Понравилась статья?
Поддержите нашу работу!
ToBeWell
Это социально-благотворительный проект, который работает за счет пожертвований неравнодушных граждан и наших партнеров
Подпишись на рассылку лучших статей
Будь в курсе всех событий

Партнеры

Все партнеры