Скрининг, статистика и информация в интернете: чего мы в России не знаем про рак?

Скрининг, статистика и информация в интернете: чего мы в России не знаем про рак?

Во Всемирный день борьбы с раком, 4 февраля, благотворительный фонд Русфонд и благотворительная организация Cancer Fund организовали круглый стол «Чего мы в России не знаем про рак?». В ходе дискуссии были затронуты самые актуальные вопросы, которые волнуют каждого, кто столкнулся с онкологией.
 784 •
  0
06.02.2019

Ранняя диагностика рака: почему и где врачи не успевают?

Важность ранней диагностики при лечении рака неоспорима. Однако необходимо чётко понимать разницу между ней и скринингом. Так, ранняя диагностика — это выявление симптоматического рака, а скрининг — бессимптомного.

При этом, по словам онколога, гематолога, сооснователя Клиники амбулаторной онкологии и гематологии Михаила Ласкова, скрининг — это достаточно дорогостоящая для государства процедура, хоть она и призвана сэкономить на дальнейшем сложном лечении граждан.

«Есть ряд заболеваний, которые можно предотвратить благодаря скринингу. Это колоректальный рак, рак шейки матки, рак груди и рак лёгких. Но о первых экономических итогах скрининга можно будет говорить не ранее чем через 7–10 лет после запуска программы», — отметил Михаил Ласков.

Хирург-онколог, председатель совета благотворительной организации Cancer Fund, заместитель директора по онкологии Клиники высоких медицинских технологий имени Н.И. Пирогова СПбГУ Андрей Павленко заметил, что проведение скрининга требует профессиональных ресурсов. И для решения этой задачи можно, например, проводить круглые столы совместно с онкологами- эпидемиологами.

Главный редактор Русфонда Валерий Панюшкин – модератор дискуссии


Проблемы образования

Второй темой, которую обсудили эксперты, стал вопрос образования. Несмотря на то, что в последнее время в обучении онкологов произошёл значительный прорыв, по мнению Андрея Павленко, в нашей стране необходимо изменить систему ординатуры.

В качестве примера он привёл западную модель. «Срок обучения общей хирургии на Западе, в резидентуре, 5 лет. Но всё дело в том, что учащийся начинает оперировать уже там, в то время как наш ординатор не имеет прав выполнять какие-либо значимые действия. По выходу из резидентуры западный специалист должен сдать определённый обязательный перечень. И только после этого он получает возможность самостоятельного оперирования. Потому что большинство специалистов около 70% своего времени в операционной не оперируют, а ассистируют», — отметил врач.

Ещё одним важным шагом в улучшении образования онкологов Андрей Павленко считает работу профессиональных сообществ, которые могут и должны разрабатывать новые учебные программы.

Первый заместитель генерального директора ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России Андрей Костин отметил, что понимание о необходимости изменения образовательной деятельности есть и в Минздраве. И шаги в данном направлении уже сделаны.

«Недавно профильный департамент обнародовал ряд нормативных актов, которые в корне изменят всю парадигму медицинского образования. Документы направлены на изменение постдипломного образования и разделят подготовку онкологов на уровни. То есть после окончания ординатуры специалист, который уже будет иметь сертификат онколога, получит право работать онкологом первичного кабинета. Дальше сможет повысить свой уровень, пройдя необходимую образовательную программу», — сказал Андрей Костин.

Клинические рекомендации по онкологии: дань моде или неизбежность?

Следующей актуальной темой стали результаты клинических исследований, так называемые клинические рекомендации. По мнению экспертов, они действительно ценны для лечения онкологии: с их помощью можно понять, насколько оно эффективно.

В России же клинические рекомендации — это адаптация западных вариантов. Поэтому особенно важно, с этим согласились все выступающие, адаптировать их правильно.

Онколог-хирург Андрей Павленко в комментарии ToBeWell отметил, что в целом положительно относится к клиническим рекомендациям.

«Клинические рекомендации — это хорошо. Но важно, кто их пишет. Я приветствую рекомендации Российского общества клинических онкологов (RUSSCO). Они действительно адаптированы под наши реалии, и их можно выполнять на местах», — сказал Андрей Павленко.
Участники дискуссии – Михаил Ласков, Илья Фоминцев, Андрей Павленко, Андрей Костин


Онкологическая статистика: насколько мы далеки от создания единого онкологического регистра?

Эксперты сошлись во мнении, что в России статистика по онкологическим больным собирается на достаточно высоком уровне, но при этом у существующего онкологического регистра есть и минусы.

«Существует закон, по которому идёт извещение о пациенте, учреждения отправляют специальные формы, все люди учитываются. Конечно, в регионах разные системы: где-то всё автоматизировано, а где-то информация собирается в ручном режиме раз в квартал», — сказал хирург-онколог Андрей Павленко.

Андрей Костин отметил, что в Минздраве уже была проведена большая работа в связи с федеральным проектом по онкологии и сейчас важно в первую очередь решить данную “временную” проблему.

«Главный вопрос — это своевременность попадания данных в онкологический реестр. В идеале пациент должен попадать туда онлайн, как только подтверждается диагноз онкология. В обязательном порядке должна быть возможность отследить все этапы лечения человека, проверить его правильность и конкретные результаты», — сказал Андрей Костин.

Коммуникация врачей и пациентов: почему диалог так важен?

Последним вопросом стала тема общения врача и пациента. Плюсы успешной коммуникации здесь очевидны: это чёткое понимание пациентом особенностей лечения, что повышает его эффективность.

Однако есть ряд проблем, которые затрудняют коммуникацию между врачами и пациентами. По словам онколога и гематолога Михаила Ласкова, это слишком короткое установленное Минздравом время для приёма пациента — всего 12 минут.

«Даже хорошие курсы по коммуникации не помогут более эффективно общаться с пациентами, если на их приём выделено мало времени. Это возможно, когда у врача есть хотя бы полчаса», — уверен Михаил Ласков.

Одно из решений вопроса — интернет-ресурсы. Они делают информацию доступной для большого количества людей. Многие врачи и медицинские сообщества создают такие сервисы.

Андрей Павленко, который ведёт в социальной сети свой подкаст и видеоблог, рассказал, что профессиональная информация в любом виде — это плюс.

«Проблема в том, что простому обывателю сложно понять, полезна эта информация или нет. В сети очень много мусора, и разобраться, где правда и неправда, где пишут правильные вещи — очень сложно. Поэтому мы так много и говорим, что нормальные медиа для пациентов — они необходимы», — уверен врач.

Обсуждение этих проблем рака — это лишь начало, малая часть разработки верных решений. Принимая их, станет возможным изменить всю российскую систему онкологической помощи, которая, как заявили участвующие в круглом столе эксперты, безусловно, нуждается в реформировании.

Авторы:
Соавторы:
Журналист

Понравилась статья?
Поддержите нашу работу!
ToBeWell
Это социально-благотворительный проект, который работает за счет пожертвований неравнодушных граждан и наших партнеров
Подпишись на рассылку лучших статей
Будь в курсе всех событий

Актуальное

Главное

Партнеры

Все партнеры